А.Фельдман. Портрет (1-3)

С некоторых пор предпочитаю тексты найденные в сети перепечатывать в своем блоге. За жизнь своего блога я могу поручиться перед собой, а вот за жизнь прочих инет ресурсов – нет.

Статья, приведенная ниже, может быть и спорная, но интересная. Рекомендую.

UPD от 28.12.2010

Автор сильно переработал первоначальный текст (именно он здесь представлен) и опубликовал его в ХЭ
http://photo-element.ru/philosophy/portrait/portrait.html.

Портрет

1

От старо-французского portraire, что означает «воспроизводить что-то черта в черту», то есть, как бы сказали мы сегодня, изображать с фотографической точностью.
Живописцы очень бы даже возмутились таким буквальным пониманием жанра. Портрет, в устоявшемся понимании художников живописи – это способ передачи черт узнаваемого человека, в которых бы мы могли ощутить его личность, но не сиюминутный облик. Мало ли как может выглядеть человек в ту или иную секунду…История живописи изобилует рассуждениями художников о смыслах и задачах портретной живописи.

Фотографы, кажется, игнорируют настроения портретистов живописи, и все-таки создают портреты с высочайшей степенью деталировки и при этом мгновенно фиксируют состояние человека. И что, это портрет? – с ухмылкой спросил бы живописец, трудившийся над портретом недели и месяцы и добивавшийся сочетания узнаваемых черт, но и отражавших внутренний мир, а не случайное внешнее состояние.
Да, – смиренно (или с вызовом) ответит фотограф.

Так что же получается, всякий невежа, впервые взявший в руки фотоаппарат, щелкнет кого-то, развлекаясь, и…получился портрет?
Формально – да. В прошлой жизни даже в каждом провинциальном райцентре было свое ателье для обеспечения населения фотографиями на паспорт и портретами, как персональными, так и групповыми. И стоимость изготовления портрета зависела не от мастерства и не от художественных достоинств, но от размера. Впрочем, и живописные достоинства в СССР ценились по размерам полотна. Так что, в официальном пренебрежении к эстетической стороне потребительских товаров и живопись и фотография были равны.

Чем-то все же различаются фотографии «на память», случайные запечатления лиц, вырезанных рамкой аппарата из текущих событий, признанные выдающимися портреты мастеров фотографии и миллионовариантные фотолюбительские опусы с отдельными попытками погружения в портрет?

Как ни странно, различия скрыты в оценках.
Для отношения зрителя к фотографии как к портрету необходим стимул, который подтолкнет восприятие в русло традиции. Для каждого из нас, в вопросе портрет ли изображение человека, главное значение имеет участие этого человека в создании своего портрета. Есть даже слово такое – позировать, в котором собирательно отражено намерение создать портрет. Если зритель убеждается в том, что человек позировал с намерением запечатлеть свой облик, он уже не сомневается в том, что рассматривает портрет.
Странное дело…Хорош ли, плох ли портрет, это уже отношение к качеству. Но жанр портрета определяется намерением портретируемого.

А в живописи? – спросит дотошный читатель. И будет прав. В живописи не так уж редок жанр портрета, созданный по памяти автора. И что же? А ничего, кроме сказанного. Автор так же изображает людей так, как если бы они сидели в студии и позировали ему. Важно намерение не только художника, но и модели.

Модели…Можно поймать на слове. Почему же многочисленные фотографии моделей, не могут быть названы портретами? Да и тут все то же. Модель желает запечатлеть не себя, но только образ, в который она вживается или изображает. Она создает образ (насколько может, разумеется) и этот образ, отображаемый в пластике тела, мимике, выражении глаз и прочей мышечной моторике, а не ее саму, запечатлевает фотограф. Так же обстоит дело и с театральной съемкой. Портреты театральных персонажей никто и никогда не пытался выдавать за портреты личностей.

Отсюда возникает проблема создания портрета в ключе взаимодействия автора с моделью. Необходимо добиться того, чтобы фотографируемый не создавал образ себя, а был собой. Мы, конечно, рассматриваем задачу создания не заказного портрета. Там нужно решать весьма сложную задачу. Нужно потрафить клиенту и сквозь плотную маску им придуманного имиджа проявить его настоящее. Тут может быть конфликт. Живописцы в заказных портретах далеко не всегда могли удовлетворить в работе над портретом свой художнический замысел и самомнение заказчика. Отказывались. Сердились.

А вообще, как в портрете проявить настоящее в человеке, который по природе человеческого и сам-то себя не знает?

2

Как же изображению придать таких черт, чтобы зритель назвал его портретом? Впрочем, портретом по традиции назовут всякое лицо, приготовившееся для фотографирования, будь то в ателье или возле забора. Но все же, если не снижать требования до уровня широких народных масс? Что ни говори, а ведь отличается «фотка» знакомого лица, сделанная соседом, от портрета, созданного художником.
Вопрос, конечно, академический… почти, а поэтому даже ненужный величественным массам фотолюбителей. У большинства любителей, что ни изображение физиономии, то портрет. Все претензии к результату сводятся к одному: «Ой, как (не) хорошо я (он) тут получился(ась)!» Мы все же не исследуем фетиши визуальной культуры потребителей. Попробуем обозначить проблемы и практику создания портрета в критериях мира художеств.

В студию входит мастер… Нет, не так – Мастер! Его интересует личность клиента, пусть даже и не особенно именитого, но, скорее, все же именитого. Мастер вряд ли заинтересуется невзрачным типом, и растрачиваться по пустякам не хочет. Ну, может быть, немного. Скорее всего, пришел к нему человек известный и у Мастера уже сложилось кое-какое представление о его личности.

Отступление: Совсем не так нужно понимать, что портрет – удел личностей именитых. Однако работа над портретом предполагает создание не этакого типажа, похожего внешне на Имярек и, проявившимся в чертах лица характером, еще на множество других людей. Вопрос в создании портрета Личности, в котором самоценность должна выступать как главное. А для этого нужно самому художнику для себя понять, пусть отчасти, но почувствовать Личность. Это уровень взаимопроникновения и совместного участия в создании портрета. Можно создать портрет кого угодно, но время взаимодействия зависит от масштаба Личности. Портрет отражает образ Личности, адекватный образ, а не «как получится». Если не получится, то будет карточка “на память” или, в лучшем случае, типаж. Нужно время для взаимопроникновения. Но и важно искреннее любопытство, заинтересованность художника. Взволнует ли его масштаб личности человека, усевшегося в кресло? Или сможет он настроить себя так, чтобы смочь взволноваться клиентом, познанием его Личности? Вопрос немаловажный, прямо скажем, вопрос портрета или жанрового снимка в студии, если…

Впечатление Личностью все же крайне необходимо.… Поэтому, чем крупнее масштаб личности, возжелавшей запечатлеть себя в портрете, тем большая вероятность того, что и у Мастера обострится интерес и быстро сложится ладный образ этого человека. Это важно.

Но даже, если и посетитель неизвестен, то Мастер относится к нему с тем же пиететом значимости, если портрет является целью общения. И это не просто дань уважения к личности вообще. Это еще и условие для создания позитивной творческой атмосферы и начальное движение к раскрепощению.

Создавать портрет – это значит изображать Личность. Это нечто вроде материализованного диалога и духовного единения. Это всегда явление духовного подъема. Разумеется, внешними чертами портрет будет схож с оригиналом, но – и вот это главное, пожалуй – портрет должен вызывать у зрителей ощущение личности. Зритель должен ощущать масштаб, значимость, характерные особенности, выдающиеся сочетания духовных качеств личности в облике, важные типические черты… Так будет, если Мастер вдохновится и создаст Портрет.

Пока Мастер погружается в атмосферу созидания, а ассистенты суетятся, втихомолку исполняя едва заметные жесты и незаметно отступают из круга события.., мы попытаемся проникнуть в «кухню». Впрочем, разговор о происходящем в голове Мастера…

Мастер не задумывается о том, как он будет манипулировать объектом, поскольку техника манипулирования давно уже стала органической в его поведении. Метод художника – это еще и его стиль общения, манеры, даже привычки и повадки. Мы все же попытаемся отделить технику и инструменты управления моделью, вплоть до момента нажатия на кнопку.

Вот та самая личность, которую прихоть или обстоятельства привели в студию Мастера, и сном и духом не ведает какой загадкой и заманчивой тайной она предстает перед художником. Даже сногсшибательная красавица, кроме естественного любования, вызовет любопытство не только совершенством формы, но всем, что наполняет прелестную головку. И любопытство это должное, иначе портрету не быть.
Личность не беспокоится о своей загадочности для Мастеру. И ведет себя подобающим образом. Объект усадят и он погрузиться в размышления, надеясь, что суетящийся народ незаметно и быстро сделает свое дело и его освободят от сует. Или, по-другому, напыжится, изображая нечто такое, что, как ему кажется, показывает Его в самом лучшем свете. Есть и еще варианты, включая и вариант редкостный – полного раскрепощенного участия.

Понятно, что для начала нужно снять обертку позерства или маскировочного имиджа, добраться до естественного. Перед Мастером стоит задача вовлечь Личность в общение, сделать участником действа. Одних только физических черт для портрета недостаточно, нужно еще, чтобы мимика, позе, взгляде, мышечном тонусе…проявили характерные признаки его Я. Ведь для некоторых людей его физический облик только футляр. Душевный мир скрыт и мог бы быть, пожалуй, описан литературно или показан посредством кинематографии и это также задача непростая. Но фотография – увы – не имеет возможности раскрывать объект во времени. И задача фотографии совсем не в том, что показать развернутый портрет человека во взаимодействии с другими людьми.

Задача стоит в том, что выявить наиболее характерное, существенное, скрытое, но существенное, весомое в образе Личности и расставить акценты на наиболее выдающихся чертах. Хотя они, может быть, и будут не столь впечатляющи для привычного образа. Но тут уж Мастера никто не подправит, если только он сам себя не удушит. Бывают такие обстоятельства, что песнь творчества вынужденно поется только из хвалебных нот…

Но как воздействовать на объект, чтобы раскрепостить его, а затем продолжить влияние подсказками нужной позы, поправками положения рук, жестов и показывать собственной позой, давать пример и беззвучные наставления жестом…?
Собственно, хорошо все, что поможет выковырять человека из его скорлупы ежедневно носимого и привычного образа и сделает податливым и желанным для творчества. Влияет на человека, как известно, все, в той среде, что он находится. Важно сосредоточить внимание Личности на диалоге с фотографом. Необходимо устранить все, что отвлекает от установления душевного контакта. Ничего не должно мелькать, перемещаться в зоне контакта, никаких резких звуков. Если музыка, то наиболее пригодная для расслабления и весьма приглушенная. Необходимо позаботиться о комфорте места расположения. Неплохо, если объект съемки сам выбрал бы себе место. Этот выбор даст ему ощущения уверенности даже хозяина положения. Его будет проще вовлечь в диалог. Потом можно подправлять, изменять и перемещать его, но начало раскрепощения он должен положить сам.

Затем, беседа…Вопрос тонкий. Даже тончайший. Совсем не обязательно, что фотограф окажется интересным собеседником для Личности. Совсем не обязательно. Поэтому лучше сосредоточиться на обсуждении всяких мелочей, тонкостей и удобств обустройства. Неплохо бы, изображая сосредоточенность на инструментах света, аппаратуре вести непрерывный монолог. Тема его может быть тривиальнейшей, такой скажем, как проговаривать описания и назначения собственных манипуляций. Важно следить за реакцией и следовать за малейшим проявлением интереса в беседе. Ведь тема беседы не суть важна. Человек проявляет себя во всей полноте и многогранности даже в обсуждениях незначительных вещей и пустяковин. Но затронув тему, которая вызовет живой интерес Личности можно, поправлять русло беседы вопросами, собственными перемещениями, мимикой, реакциями и (даже и бесцельными для дела) манипуляциями с техникой, и формировать в итоге единое целое из физиогномики, «языка» тела, направлениями света из приборов, точкой съемки… Это путь к портрету.

Предлагая Личности самому выбрать позу, необходимо предлагать варианты на выбор, втягивая во взаимодействия, удерживая от случайности. Обратить внимание на одежду, втянуть в мимолетный диалог, но переключаться на другие темы антуража. Все это сопровождать объяснениями, комплиментами или приятными замечаниями. Задача раскрепостить, вытащить, хотя бы немного из оборонительной скорлупы каждого дня.

3

И все же, в портрете остаются принципиальные неясности.
Портретом может быть не только изображение и не только человека. Мы даже привыкли и с пониманием относимся к метафорам, когда нам представляют «портрет» чего-нибудь неодушевленного, например. Если хотят подчеркнуть социальную значимость , высокий уровень обобщения (типизацию) и вместе с тем довольно большую точность передачи именного конкретных черт явления в описания объекта, используют термин «портрет». Пользуемся же мы вольно термином «натюрморт» И назови автор натюрмортом сфотографированную уличную сценку и все будет понятно – ему важен акцент на расстановке предметов.

Важнейшая идея портрета – раскрыть существо портретируемого. Поэтому так легко понимаются метафоры портрета, такие как: «портрет профессии», «портрет события»…
Потому иконы, на которых изображены божественные лики, не портреты.

Метафоры, но не портреты.
Портрет как изобразительный феномен искусства возник именно как узнаваемое изображение (описание, в не изобразительном) Личности. И главная задача портрета не увековечить черты Личности, но сделать достоянием (истории и эстетики) те качества Личности, которые приобрели общественное значение. А уж масштаб личности, в вопросе жизни портрета, связан, в том числе, и с продолжительностью исторической памяти общества. Многие портреты постепенно перемещаются в архивы. Они остаются портретами, но не по достоинствам. Они сохраняют статус портрета, как памятники культуры, исторические идентификаторы Личностей той эпохи.

Почему вообще мы выделяем такое явление, как портрет? Действительно, мало ли фотографий «на память», в которых и фотографируемый изготовился в ожидании запечатления, и знают его, а то бы и не фотографировали вовсе. А все не портрет!

Для пафоса быть портретом традиционным изображениям (истуканам и живым образам из альбомов семейной генеалогии или всякого фривольного содержания и даже с интимной эпатажностью и кривлянием) не достает социальной тонкой связи. Социальная составляющая, наоборот, может быть настолько высока, что портрет становится обобщением, выявлением типа, воплощенного в конкретной личности. Ведь и скульпторы лепят, например, скульптуры с людей, позирующих им. При этом они совсем не ставят перед собой цель увековечить образ модели. Известны некоторые имена людей, с которых лепились выдающиеся произведения. Но при всей схожести они не становятся портретом, но собирательным типическим явлением, в которых конкретные портретные данные утопают в социальном. Уж как разрывает художник связь личности модели с произведением, вопрос отдельный.

В фотографии эта связь функционирует двояко. В тех кругах, что относятся к фотографии как к искусству, связь разрушается как бы естественным образом. В других рассматривая фотографии выискивают прежде всего знакомых, а не находя, утрачивают интерес.
Мы полагаем, что наиболее продвинута первая часть, признающая за фотографией силу творчества. Однако именно те, кто относится к фотографии только как средству запечатления, показывают, как важна для Портрета связь Личности с моделью.

Портрет требует Личность. Но моделируется ее облик не только персональными чертами. Есть нечто важное в личности, что связывает ее с обществом. Социальная окраска конкретных черт Личности – вот граничные условия для создания портрета.

Портрету необходим социальный акцент. Необходимы ясные социальные указания на связь конкретного лица с обществом. И на всякую связь. Личность должна иметь значение неординарное для той части общества, которой предназначен портрет.
Этим объясняется такое явление, как семейный портрет. Не сиюминутный проходной, но намеренный, подготовленный и потенциально ожидаемый обществом. Не всем обществом, лишь очень малой его частью, ограниченного семьей и узким кругом близких знакомым, но безусловно ожидаемый. Этим же объясняется, что статус портрета может измениться, когда не остается тех, кто узнает его, почитает его и связывает эстетическое впечатление с его общественным статусом даже в малом размере семьи.

Или другой пример: изображение обнаженной. Пусть даже и узнаваемой, имеющей социальную акцентуацию, но… не портрет. Разумеется, в непризнании портретом есть дань и ханжеству, и традиции скрывать естество, но дело все же не в том. Дело в смещении акцента. Узнаваемость личности и социализация уступают типизации как объекта физиологического влечения.

Порой кажется, портрет так же мало чем отличается от простой фотки на память. Это напоминает недавнее сообщение ученых о том, что у интровертов заметили смещения акцента. У них нивелированы отношения как к живым, так и к не живым предметам. Это еще больше утверждает в мысли о том, что портрет – это изображение объекта, в котором тем или иным образом отражено социальный статус и подчеркнуто его социальное значение. Потому портрет «на память» и не портрет. Он имеет шаткий ограниченный социальный статус. Найдя порой все же интересную фотографию такого рода, мы уже получаем удовольствие не от созерцания портрета личности. Мы рассматриваем памятник культуры того времени и выделили его по эстетическим его достоинствам.

А.Фельдман (feldman2010)
photo_discuss

Продолжение, Главы 4-6

Один комментарий на “А.Фельдман. Портрет (1-3)”

  • diarchy:

    Комментарии перенесены с сайта vkontakte

    фы-фань:
    17 августа 2010 в 16:47
    Вот точно! Присоединяюсь. У меня даже родилось в практике портретирования: нужно быть готовым к встрече с самим собой. (Она не всегда бывает ожиданной и приятной. Особенно с возрастом. И в юности, когда притязания могут быть чрезмерно завышенными).

    diarchy:
    18 августа 2010 в 7:55
    Кажется слов не хватает в твоем комментарии :) Или слова. Точнее адреса: “портретируемому нужно быть готовым” … и далее по тексту. Так?

    фы-фань:
    18 августа 2010 в 9:05
    Можно и так и этак. Ведь сегодня ты портретист, а завтра не ровен час – портретируемый :) . Этот мотив встречи с самим собой, кстати, еще у Пелевина в “Жизни насекомых” выписан. Все мы раздвоены – не только портретируемые. :) Правда, одни меньше, другие больше, вплоть до шизофрении.

Оставить комментарий

*

Календарь
Август 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль   Сен »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Прошлое